шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
 
  
  
«ФНС сможет в онлайне видеть, что происходит по всей стране»
Директор OFD.ru Николай Жмуренко о том, как предпринимателям подготовиться к кассовой реформе, сложно ли будет ФНС анализировать данные всех кассовых чеков в стране, и как в бизнесе передачи фискальных данных оказался USM Holdings Алишера Усманова
 
С 1 июля этого года большая часть российской розницы будет отчитываться перед налоговиками в режиме онлайн: магазины, салоны красоты и любые другие предприятия, у которых есть кассовые аппараты, в реальном времени должны будут отправлять данные о пробиваемых чеках в Федеральную налоговую службу (ФНС).

В России в год пробивается 50 млрд чеков, и на первый взгляд кажется, что масштабный проект перевода розницы на онлайн-кассы грозит огромным количеством проблем. Зачем реформа понадобилась ФНС, как готовиться к ней розничным сетям, интернет-магазинам и небольшим торговым точкам и стоит ли опасаться проблем покупателям, в интервью изданию «Ведомости&» рассказал директор оператора фискальных данных OFD.ru («Петер-Сервис Спецтехнологии»), входящего в USM Holdings, Николай Жмуренко.

OFD.ru

Проект создан командой Николая Жмуренко на базе «Петер-Сервис Спецтехнологий» – дочерней компании «Петер-Сервиса», основанной в Санкт-Петербурге в 1992 г. «Петер-Сервис» – одна из крупнейших IT-компаний в России, занимается разработкой билинговых систем (решают для операторов связи задачи по сбору информации об использовании телекоммуникационных услуг, их тарификации, выставлению счетов абонентам и обработке платежей). «Петер-Сервис» входит в группу USM Holdings Алишера Усманова.

«50 млрд чеков»

– Закон об онлайн-кассах довольно сложный, сроки очень сжатые, предпринимателям требуется решить большое количество проблем. Вы так не считаете?

– Я согласен, что закон сложный. Если сравнить версию закона с поправками, касающимися электронных чеков, и старую версию закона, они по количеству страниц различаются в разы. В предыдущей редакции закона было пять страниц, в действующей – 50. Основное, что появилось, – онлайн-передача данных. Раньше при покупке товара данные о чеке записывались на специальный чип (ЭКЛЗ) и хранились в самой кассе. Раз в год специальная компания вынимала из кассы этот фискальный чип и передавала предпринимателю на хранение, на его место ставила новый и опломбировывала кассу. А тот должен был хранить ЭКЛЗ в течение пяти лет. По новому законодательству данные о пробитом чеке касса сразу отправляет в ФНС. Но не напрямую, а через оператора фискальных данных (ОФД) – вот, собственно, мы такой организацией и являемся.

– И что это дает?

– То, что информация о чеке хранилась на фискальном чипе у предпринимателя, никакого смысла не имело. Без проверки налоговая инспекция не могла выяснить, что происходило на кассе. Новые правила дают ФНС возможность в онлайн-режиме видеть, что же происходит на кассах по всей стране. И ФНС на основании этой информации может делать какие-то выводы. Например, надо проверять компанию или нет. Налоговики, собственно, перед собой такую задачу и ставят. Если с кассы идет стабильный объем чеков и он соответствует объему чеков по похожим точкам по стране или городу, то нет никакой причины для проверки. А если, например, как это бывает у некоторых ресторанов, по выходным вдруг ломаются карточные терминалы и можно платить только наличными, возникает вопрос: а правильно ли они все проводят по кассе? Если падает объем чеков по выходным, хотя должно быть вроде наоборот, значит, туда можно выйти с проверкой.

– То есть цель ФНС – выявить какие-то необычные события из получаемого массива данных?

– Да, это создание работоспособной системы для контроля за оборотом розницы.

– Сколько чеков пробивается в год по стране?

– По текущим данным по всем кассам, которые работают по стране, пробивается около 50 млрд чеков в год. Данные разнятся. Кто-то называл 30 млрд чеков, но, когда готовился закон, участвовавшие в подготовке эксперты посчитали, появилась цифра 50 млрд чеков.

– ФНС будет в состоянии анализировать это все? Это же огромный массив данных, примерно как телефонный трафик.

– Давайте посмотрим, что это за массив данных, которые нужно хранить и анализировать. Пятилетний объем хранения этих чеков – это примерно 30–40 терабайт. Чтобы представить, что это такое, вспомните, что многие покупают для домашнего пользования компактное терабайтное хранилище данных для видео – на нем можно разместить, говорят, около 400 фильмов. Выходит, что это не какая-то ужасающая цифра с точки зрения хранения. Так что, я думаю, ФНС справится.

– Как можно представить себе 30–40 терабайт? Какое помещение нужно для их хранения?

– На каждого ОФД – а их пока пять – это 1–2 стойки в дата-центре. С учетом требований к надежности будет по 1–2 стойки в двух дата-центрах. С точки зрения масштабов хранение фотографий Facebook – намного более сложная задача, чем хранение четко структурированной информации с чека.

– А что все-таки с аналитикой?

– Если бы я был ФНС, я бы выстроил систему определения экстремумов. То есть выдачи информации по необычному поведению. Это абсолютно рабочая тема, и в ФНС понимают, что нужна сложная аналитика, работа с big data.

– То есть ФНС получает big data, которые позволят, например, узнавать о реальной инфляции в стране, заменив Росстат?

– Вы совершенно правы. Только не заменить, а стать источником данных, которые будут полезны и другим ведомствам. У налоговой службы будет точная информация, которую, вероятно, и Росстат сможет использовать для каких-то своих целей. Я считаю, что правильно построенная автоматизация всем на пользу – и государству, и бизнесу. Чем меньше контактов с бумагами и личных встреч, тем лучше: цифры точнее, потери времени меньше. Если я честный продавец, лучше пусть ФНС смотрит, что у меня происходит на кассах в онлайн-режиме, чем будет приезжать с проверками и отнимать у меня время.

«Передача данных от касс в налоговую службу есть не только в России»

– Кто и почему придумал эту реформу? Это была инициатива ФНС?

– Да, это была именно их инициатива. Еще на старте обсуждения возможных изменений представители ФНС говорили, что действующая система не позволяет им эффективно контролировать. Эта история с кассами укладывается в логику того, что делает последние годы ФНС: раньше все было на бумаге, теперь постепенно все переходит в онлайн: отчетность, счета-фактуры, теперь – кассовые документы.

– Где-то еще в мире есть подобные проекты?

– Да, передача данных от касс в налоговую службу есть не только в России. В Казахстане такая система работает, в Грузии, Черногории, Южной Корее, Канаде, Швеции, Венгрии и еще ряде стран работает или внедряется. Страны очень разные по состоянию экономики, развитию бизнеса.

– В российской реальности это все-таки палка о двух концах: к тем, к кому раньше не приходили, потому что их данных никто не видел, теперь скорее всего придут. Такие опасения у бизнеса, в первую очередь небольшого, есть.

– Это вопрос, немного выходящий за тему касс. Речь идет фактически об адекватности налоговой системы. Можно говорить, например, что налоги так велики, что некоторые бизнесы не могут существовать. Но тогда именно над этим и нужно работать, а не бороться со следствием – инструментарием доступа ФНС к фискальным данным. Мне кажется, в самой системе онлайн-передачи данных в налоговую инспекцию ничего опасного нет.

«Если все проснутся 20 июня...»

– Закон вступает в силу через четыре месяца, с 1 июля. Успеет ли ФНС за оставшееся время настроить всю систему? Закон в реальности заработает?

– Успеет или нет, зависит от всех участников процесса, не только от ФНС. В стране сейчас около 1,2 млн работающих касс. Каждая из них должна быть модернизирована или заменена, многие торговые точки уже приступили к этой работе.

– Если все остальные проснутся 20 июня...

– Вот если все проснутся 20 июня и основной вал [подключения к системе] пойдет в ночь на 1 июля, тут, как ни готовься, любую IТ-систему можно положить, это будет как DDoS-атака. Так всегда бывает, если любой процесс, растянутый во времени, все попытаются сделать одновременно за один час. Вот, например, если вечером накануне 1 июля все магазины срочно займутся модернизацией и регистрацией касс в ФНС...

– ...то все магазины закроются и не будут работать несколько дней.

– Что очень плохо. И для магазинов – они выручку потеряют. И для нас как покупателей – хотелось бы в июле что-то покупать.

– Сравнимая по масштабам ситуация уже была – когда внедрялась ЕГАИС, рынок лихорадило несколько месяцев. Какой риск сейчас? Есть ли оценки, например, сколько магазинов могут не успеть в срок и закрыться?

– Это зависит от всех: от готовности ФНС, от желания бизнеса не дотягивать до последнего. Если никто не будет тянуть, все будет сделано в срок. Если судить по крупным сетям, то они уже начали готовиться: 99% торговых сетей знают, что им делать, у них есть планы [перехода на новую систему].

Николай Жмуренко

Родился в Киеве в 1974 г. Окончил инженерно-экономический факультет Московского государственного университета путей сообщения и программу «Стартап академия» Московской школы управления «Сколково». Прошел путь от бухгалтера в малом бизнесе до финансового директора в таких компаниях, как «Система телеком», «Группа Связной», оператор связи «Синтерра». В 2012 г. запустил проект мобильного эквайринга 2can (ЗАО «Смартфин») – сервис приема платежей банковскими картами через смартфоны. В 2016 г. возглавил проект по созданию оператора фискальных данных OFD.ru.

В крупных сетях все автоматизировано, а рабочее место кассира – это, по сути, компьютер с подключенным к нему фискальным регистратором. Для них появляется функция передачи данных и меняются данные, которые указаны в чеке. Сетям надо скорректировать программное обеспечение (ПО) – они и так над этим постоянно работают. Заметная часть крупных ритейлеров уже занята доработкой софта. На мой взгляд, было бы идеально, если бы доработки стартовали летом прошлого года. Но лето и осень они пропустили. У нас было ощущение, что это ПО – как раз бутылочное горлышко для закона. Но сейчас мы видим, что сети работают над этим.

Дальше можно подключать [к системе] новые кассы. Сети постепенно заменяют кассы – некоторые на незначительном объеме касс уже обкатывают технологию: передают данные по новому закону, в том числе и через нас. Как только обкатают, планомерно проведут замену или модернизацию касс. Если не затянут до конца лета, то справятся.

– Но сетевая розница – это далеко не вся торговля в стране.

– Меньше половины. Если брать все, что мы считаем сетями, – то это 350 000–400 000 касс из 1,2 млн. Остальное – одиночные точки, переносные кассовые аппараты. В большинстве случаев это так называемые автономные кассы. То есть моноблок из клавиатуры, монитора и принтера чеков – абсолютно ни с чем не связанный аппарат. Его нужно или модернизировать, или поменять. Сколько времени на это надо? В пределах недели точно можно уложиться.

– А модернизационных комплектов и касс достаточно у продавцов? Не получится ли, что их просто не окажется в нужном количестве в продаже?

– Все зависит от всплеска. Худшая ситуация – если все только в июне бросятся к производителям. Конечно, производители касс знают, сколько касс находится в стране. Все они знают масштабы бедствия и ожидают спроса. Производители могут, конечно, создать огромный запас – арендовать склады и ждать, когда все придут в последний момент. Но я даже не представляю, как профинансировать этот проект. Поэтому и производители говорят: «Приходите заранее, времени пока достаточно». Это позволит удовлетворять спрос постепенно. Малому бизнесу уже пора об этом задуматься. Даже если еще месяц подумать – успеешь. Купить, а дальше подключить к ОФД и зарегистрировать в ФНС. Если раньше нужно было делать это физически – нести кассу в инспекцию, – то теперь можно зарегистрировать ее на сайте nalog.ru и к ОФД подключиться удаленно, через сайт. Процедура занимает около 15 минут.

«Миф об интернет-магазинах»

– Как сегодня ведут себя предприниматели? Сколько у вас сейчас клиентов?

– Мы начали работать полноценно с декабря, уже к концу января у нас было порядка 250 клиентов более чем с 30 000 единиц ККТ, которую они сейчас подключают к нам. В основном это кассовая техника двух десятков крупных торговых компаний, но и первые представители малого бизнеса начали подключаться: более 200 клиентов – это владельцы 1–2 кассовых аппаратов. Крупные сети начали раньше работать со своей кассовой техникой, так как у них весь процесс изменений может занимать от нескольких месяцев до полугода. Они дорабатывают свой кассовый софт, обкатывают технологию, проводят тендеры среди ОФД. Мы часть их выиграли, заключили договоры. Малый бизнес, мы предполагаем, начнет проявлять активность весной.

– Правильно ли мы понимаем, что серьезная трансформация ждет интернет-магазины?

– Там есть свои сложности, но есть и мифы. Главный миф – якобы у интернет-магазинов появилась обязанность ставить кассы с 1 июля. Вот совершенная неправда. Обязанность применять кассы у интернет-магазинов существует много лет – с 2003 г. У них была обязанность не просто формировать чеки, а формировать чеки на бумаге. И по мере того как интернет-торговля росла, становилась все более сложной, росли и проблемы с этими бумажными чеками. Например, товар в интернет-магазине может вообще не иметь физического воплощения – игры, софт, фильмы. Я могу не встречаться с поставщиком товаров. Например, цветы, за которые расплачиваюсь карточкой в интернете, я точно не себе заказываю. Но в законе было написано – бумажный чек, никаких исключений для интернета не было. Теперь в законе все по-другому: бумажный чек для описанных выше ситуаций не нужен, нужен электронный чек. И все. В нем просто должны быть все строчки, требуемые ФНС. В законе появилась отдельная статья, учитывающая особенности интернет-торговли.

– Есть мнение, что интернет-магазинам теперь понадобятся целые фермы касс, потому что одна или две не справятся с резким ростом количества чеков.

– Те интернет-магазины, которые уже с кассами работали, до сих пор были в неудобной ситуации: им надо было печатать бумажный чек, чтобы точно выполнить требования закона, рядом с кассой должен был круглосуточно сидеть человек. Конечно, этого никто не делал – чеки пробивались не в момент покупки, а, допустим, в момент выдачи товара курьеру со склада, небольшое нарушение. Если онлайн-оплат много, то нужно много кассиров, печатающих чеки к отгружаемому товару. Теперь, выходит, всего этого не надо. Интернет-магазину нужно просто подключить фискальные регистраторы к своему ПО, внеся в него некоторые доработки. Поставить фискальные регистраторы туда, где есть бесперебойное электропитание и доступ в интернет. Скорее всего это дата-центр, где располагаются серверы интернет-магазина. Программа будет формировать заказы, принимать платежи по картам, а фискальные регистраторы – отправлять данные в ФНС. Для большинства интернет-магазинов речь идет не о сотнях и не тысячах, а о двух фискальных регистраторах на один магазин; по техническим характеристикам (емкость, память) достаточно и одного, но второй нужен для резервирования. 20 крупнейшим по количеству продаж интернет-магазинам понадобится с учетом резервирования более 10 фискальных регистраторов, из них пяти самым крупным – от 30 до 100 фискальных регистраторов.

– А что с небольшими интернет-магазинами? Например, мелкие стартапы, продающие вещи или сладости через Instagram?

– Маленькие интернет-магазины пользуются в основном облачными сервисами. Те помогают им собирать и обрабатывать заказы, принимать платежи. Наша версия, которую мы отрабатываем, такова: партнеры интернет-магазина должны обеспечить ему облачный кассовый сервис. Сам интернет-магазин напрямую не взаимодействует с дата-центром, а предоставляющий ему сервис партнер может разместить фискальные регистраторы в том дата-центре, где расположены его серверы. Скоро мы анонсируем подписание соглашения с несколькими такими сервисами, которые обеспечивают прием платежей для интернет-магазинов. Что это означает на практике? Сервис закупает фискальные регистраторы, берет на себя все заботы по их установке в дата-центре, подключению к своему ПО, к ОФД, а клиенты покупают или берут в аренду эти установленные фискальные регистраторы, регистрируя их на свое имя в ФНС.

– Реформа обеляет рынок интернет-торговли?

– Отчасти да. Те, кто раньше вынужденно нарушал закон, перестанет это делать. В этой ситуации исчезновение бумажного чека дает возможность обелиться, а наличие облачных сервисов сделает услугу кассовых чеков доступной. Другой вопрос – микробизнес. Если это один заказ в месяц и нет денег оплатить инсталляцию фискального регистратора, возникает вопрос: это магазин или просто хобби?

– Но это довольно распространенная история...

– В этом случае бизнес не окупится. Для таких единичных продаж должны появиться какие-то сервисы, агрегирующее продажи и прием платежей. Мне известно, что некоторые платежные агрегаторы сейчас корректируют свои юридические схемы, чтобы взять на себя обязанность формирования фискальных чеков при приеме платежей в качестве агента маленьких интернет-магазинов.

Софт вместо тетрадки

– Данные с касс идут не напрямую в ФНС, а через ОФД, таких как ваша компания. Сами ОФД готовы к работе?

– Да. Мы начали готовиться еще до принятия закона, после того как был опубликован проект. Мы поступили так, наши коллеги по цеху поступили так же. Налоговая служба даже создала открытый форум для тех, кто хотел стать ОФД. Поэтому к моменту вступления закона в силу каждым из претендентов уже была проделана большая работа по созданию первой версии программно-аппаратного комплекса (ПАК) ОФД. А за прошедшие с момента вступления закона в силу полгода ПАК ОФД дорабатывался под уточнявшиеся требования ФНС, разработанные ФНС протоколы информационного обмена.

– А этот список ОФД открыт?

– Да, на сайте ФНС. Чтобы в него попасть, нужно было лицензироваться по ряду направлений, создать ПАК ОФД, создать и аттестовать систему информационной безопасности для хранящихся у ОФД данных, подать комплект подтверждающих проделанную работу документов в ФНС. Первые операторы активно готовились, разбирались в деталях, начали заранее, до вступления закона в силу работать над софтом и документами. Например, мы [еще до разъяснений ФНС] поняли, что нам надо не только создать систему безопасности данных, но и аттестовать ее в специализированной организации и уже этот аттестат подавать в ФНС в комплекте документов. Сначала ОФД стали те, кто начал работать, прочитав первый проект закона, за год до вступления в силу итогового документа. Сейчас начнется следующая волна, операторов будет даже больше, чем нужно, потом, возможно, часть уйдет с рынка – это обычный процесс.

– Заработок операторов, в том числе и ваш, – это абонентская плата, которую владельцы подключенных к вам касс платят за передачу данных, плюс продажа им аналитики на основе этих данных?

– Да. Именно так. Небольшая торговая точка теперь автоматически получит все свои детальные данные о продажах в электронном виде вместо применявшейся раньше тетрадки для ручного учета. А данные в электронном виде можно обрабатывать, анализировать для повышения продаж, среднего чека; мы будем предлагать владельцам касс такие дополнительные сервисы. Большим сетям это менее интересно, потому что у них есть собственные ERP-системы и налажена работа с аналитикой, но даже там есть интерес. Ритейлеры, например, могут использовать наши данные для работы контрольно-ревизионных отделов, которые сейчас выезжают на места для проверки своих торговых точек. Потому что постоянно что-нибудь пропадает: то отчеты по кассе, то деньги, то кассиры. А тут данные все на месте, их можно видеть, никуда не выезжая.

– Сколько касс должен обслуживать один оператор, чтобы его бизнес был рентабельным?

– Где-то около 100 000 касс, чтобы быть самоокупаемыми и не просить денег у акционера. Дальше вопрос в том, как ты развиваешь проект, какие новые сервисы предоставляешь и т. д. Сервисы будут давать доход, не связанный с кассовым обслуживанием, а связанный с обслуживанием бизнеса. Например, у большого бизнеса все автоматизировано и видно, когда и сколько товаров или услуг какого наименования продано. А вот для малых предприятий автономная касса, а рядом тетрадка, в которой кассир записывает продажи, – довольно частая картина. Хозяину интересно, что и когда он продал. Теперь все кассы передают данные в ФНС через ОФД, а у предпринимателей есть личный кабинет на сайте ОФД, где они видят все свои транзакции. Мы можем предложить анализ этих данных за небольшие деньги, явно меньшие, чем предприниматель потратил бы на отдельное ПО, причем как на покупку, так и на написание собственного.

«USM Holdings эта тема заинтересовала»

– Как вы вообще решили заняться ОФД? Кто к кому пришел – вы к USM Holdings или они к вам?

– Мой предыдущий бизнес – проект мобильного эквайринга 2can. В OFD.ru многие пришли со мной из мобильного эквайринга – из 2can и его конкурентов. Эти два бизнеса – мобильный эквайринг и передача данных в ФНС – очень похожи. Различие только в строчках передаваемой информации. Кстати, требования к качеству интернета в эквайринге намного выше. Потому что в эквайринге оплата в торговой точке не завершится, пока не придет положительный ответ от банка. Если проблемы со связью, покупателю приходится ждать или он не может оплатить картой. А в онлайн-кассе покупатель получил чек и ушел, а процесс [передачи данных] продолжается без него. Касса, после того как пробила чек, передает данные в ОФД, оператор должен ответить, что принял данные. Но если интернет плохой или сбой в сети, то ничего страшного не произойдет. Касса ставит этот чек в очередь и будет его постоянно пытаться передать в течение 30 дней. Любая проблема с интернетом, обрывом связи решается намного быстрее, за месяц интернет-кабель можно заново протянуть. И только после этого срока, если проблема не решена, касса блокируется.

– Какого качества должен быть интернет? Достаточно, например, 3G?

– Даже 2G хватит. Есть разные модели касс: они могут работать по выделенной линии, по WiFi или через sim-карту (у операторов связи, например у «Мегафона», есть для этого специальные сервисы и тарифы – м2м, machine-to-machine). Для передачи фискальных данных можно сделать связь ограниченного доступа, и это намного дешевле, чем стандартные тарифы мобильных операторов.

– Хорошо. А как все-таки создавался бизнес и есть ли у вас в нем доля?

– Это были параллельные процессы – сбор команды, проработка проекта, договоренности со стратегическим партнером-инвестором. USM Holdings был одним из тех, с кем мы обсуждали проект. Их эта тема заинтересовала. Они, например, активно занимаются сервисами с big data и в лице компании oneFactor. В группе есть «Мегафон», который активно развивает направление связи М2М. Мы сейчас начали предлагать этот сервис как клиентам, так и производителям касс. Более того, «Мегафон» уже предлагает вместе с OFD.ru единое решение: касса + М2М связь + сервис ОФД. Менеджерский пакет есть, но его размер не раскрываем.&

Сергей Васнецов

www.vedomosti.ru





Дата: 6-03-2017, 19:14
Категория:РОСТ » Технологии
Комментариев: 0 | Просмотров: 461
   ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
Информация
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.